Блоги на городском портале Vishime.ru
Санаторий Ишимский
6f0a980691cd5bf8ad73779b99665283.jpg


Мой родной отец, Антипов Дмитрий Сидорович, знал не понаслышке о суровом начале Великой Отечественной войны, а испытал все тяготы и лишения горячего лета сорок первого года.
Однажды из уст отца я услышала историю о том, как они вдвоем с молодым лейтенантом выходили к своим из окружения.
- Шли по ночам, - рассказывал отец. – Под покровом темноты можно было незаметно обойти вражеские посты. На дорогах, как правило, замирало движение.
Старались двигаться бесшумно. Направление было одно - на восток.
Когда наступал рассвет, прятались в лесной чаще или глухом овраге. Спали попеременно. Один спал, другой караулил. Боялись, что немцы могут захватить сонными.
Месяц скитаний по вражеским тылам для отца не прошел бесследно.
Мать рассказывала, что когда они поженились, то ей первые годы с молодым мужем было страшно жить. Он просыпался среди ночи и говорил маме: - Слышишь, Василиса, немцы идут!
Страх оказаться в плену его преследовал много лет после войны.
Он не однажды своими глазами видел из леса, как под палящими лучами солнца гнали по дорогам бескрайние колонны изможденных советских военнопленных. Кто не мог идти, охранники тех пристреливали.
В начале августа отец с лейтенантом наконец – то добрались до линии фронта. Услышали гул артиллерийской канонады. Неожиданно на их пути выросло препятствие – огромное болото, заросшее камышами. Обойти его было не возможно.
Все попытки идти через болото закончились неудачей. Оставалось одно – ждать!
Через болото шла железнодорожная насыпь, которая день и ночь охранялась немцами.
Судя по грохоту артиллерийской канонады и взрывам бомб, на этом участке фронта шли ожесточенные бои.
- Если наши будут наступать, то только в этом месте, - высказал предположение лейтенант.
Ждать появления прихода советских солдат пришлось долго – целую неделю. Отец с лейтенантом днем забирались в густые заросли камыша и стояли часто по пояс в воде, а ночью выбирались на берег сушиться.
Лейтенант был родом из города и очень страдал от лишений и голода. На пятые сутки он завел разговор о том, что его терпение кончается и он будет сдаваться.
Отец не поддался не уговоры лейтенанта. Он решил умереть в болоте, но не идти на поклон к врагу.
И вот однажды на рассвете началось наступление советских войск.
Первыми об этом известили наши самолеты, которые засыпали бомбами укрепления врага. Еще звучали взрывы бомб, в атаку пошли советские танки и пехота.
Отец с лейтенантом в разгар боя заскочили в разбитую будку путевого обходчика и стали ждать появления наших.
- Я стою с одной стороны стены, - рассказывал отец,- а лейтенант с другой.
Я чувствую, что моя сторона безопасней, чем у него стал звать его к себе.
Кричу, зову, а он не откликается. Его убило.
После выхода из окружения отца отправили на курсы шоферов, после окончания которых он стал водителем «ЗИС – 5», знаменитой полуторки.
Я от отца не однажды слышала, что машина эта была надежной. Он на ней по фронтовым дорогам без ремонта наездил 14 тысяч километров.
Труд фронтового шофера был смертельно опасным. При артиллерийском налете отец получил ранение в руку в двух местах. Он был эвакуирован в госпиталь, в котором врачи хотели отцу ампутировать руку, но он не разрешил ее им отнимать.
Еще при том налете отец получил ранение в голову.
Это ранение оказалось очень серьезным, так как отцу врачи после операции сказали, что спасло его только чудо. Осколок не дошел до головного мозга 1,5 мм.
В 1944 году отца комиссовали.

Рассказ записан со слов Третьяковой Екатерины Дмитриевны

На снимке: Антипов Дмитрий Сидорович. Фото из архива его родной дочери Третьяковой Екатерины Дмитриевны.