Блоги на городском портале Vishime.ru
русское радио

Лучшие сообщения

Сообщения, отмеченные автором, как лучшие

Архив по месяцам

Сообщения блога за любой месяц или день


«   Февраль 2018   »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        
Стихи, поэзия родного края,творчество и т.д.

Дядька в форме РККА...

9175e29d22e934235305cc08acd88722.jpg


Дорожу я прошлым что – то
Сам не знаю: - Почему?
Много родственников фото
В каждом видел я дому.

- Занимали все простенки
Не было свободных мест…
От суровых лиц военных, -
Мне твердить не надоест.

Я секрета не открою
Говорю наверняка:
- Настоящим был героем
Дядька в форме РККА.

Я встречался с его взглядом:
- Жалко, на войне погиб!
Ощущал всегда я рядом
Быть хотелось только с ним.

Размышляю я порою:
- Тем обычаям капут!
- Что в век нынешний откроет
На стене любимый внук?

Что – то стало всем неловко
Жизнь сегодня на бегу…
Снимки спрятали в кладовки
Те, что были на виду.

Думу думаю печально,
Сохраняя бодрый вид:
- Мое фото рядом с пальмой
Вряд ли сможет научить?

На снимке: Болдырев Петр Захарович. Фото из архива Александра Болдырева, рассказ которого стал поводом для написания стихотворения.

Дух бродяжий твердит мне об этом...

cf42b518c91e5bb88e164817e78456b6.jpg


Ах, скамейка! Зарубка на сердце!
Как в стихах о тебе не пиши:
- Украшала в Неволино детство,
Что прошло в деревенской глуши.

Птичьи стаи - года быстро мчатся,
Друг за другом,как в паводок льды:
- Вспоминать про тебя стал я часто,
Как меня окрыляли мечты!

Ты скамья - украшение ограды,
Непременный ее атрибут:
- Я разглядывал с тебя звездопады!
Они в августе были салют.

Я спешил из деревни уехать
После армии: - Срочно, скорей!
С той поры миновало полвека:
- Ты, скамья, всех на свете добрей!

Дух бродяжий твердит мне об этом,
Повторяет почти каждый час:
- Ах, скамья! Из степей к тебе еду! -
Вот такой мой сегодня рассказ.

Я увижу тебя наконец - то
Просижу у ворот до утра:
- Ты, скамья, отогреешь мне сердце
И с избытком подаришь добра.

Не беда, что домой вернусь поздно,
Встретит запахом трав сеновал:
- Подмигнут, словно в детстве, мне звезды!
Самый лучший деревня причал.

Фото из Интернета

Треугольные конверты...

e4b60cd4a4f02dbf3716bc54c70b5b2d.jpg


Треугольные конверты
В них когда – то письма шли:
- От солдат к жене и к детям
Из бумаги журавли.

Почтальон в войну фигурой
Стал под номером один…
«Похоронка» - очень хмурый,
Если весел – победим.

Для деревни был барометр,
Кладезь главных новостей:
- Как дела идут на фронте?
Он рассказывал без затей…

Инвалид, мужик безрукий
Весь прострелен, как мишень:
- Пострадал в Великих Луках
В тыл он списан насовсем…

Духом никогда не падал
Приняв рюмку, говорил:
- Мы еще покажем, гадам
Их в Берлине победим!

Почтальон вселял всем веру
Он был солнышком в окне,
А еще надежды ветром,
Что всегда в большой цене .

Та война была, как вечность,
На нее хватило сил…
В мае стал Берлин советским:
- Самый первый сообщил.

Он взлетал, как белый лебедь,
Плыл над женскою толпой:
- Как участник той Победы
Почтальон с одной рукой.

Фото из Интернета

Неужели код забили с детства?

7f8d9374b0fe422b42df28d5e9a13b54.jpg


Неужели код забили с детства?
Он впечатан в нас, словно тавро.
Не случайно отличает сердце:
- Где таится ложь, а не добро!

Поколение середины века
Захватили дух еще времен…
Что были пронизаны Победой
Каждый наш сосед - вчерашний войн.

Удалось немногим в боях выжить:
- Головы сложило полсела…
А у уцелевших к компромиссам
Замечали, неприязнь была.

Сталинский приказ: - «Назад ни шагу!»
У солдат бывалых стал чертой…
С ней они шагали до Рейхстага,
А потом вернулись все домой.

Федор Матюханов из Прокутки
Неганов Иван – артиллерист…
Полковой разведчик - Вася Жуков:
- Все не признавали компромисс.

Слово не звучало в лексиконе
Кривду отличали за версту…
Вот таким обогатили кодом:
- Очень уж ценили доброту!

Время непростым было, суровым
Нравы по – военному строги…
Поколению пятьдесят шестого
Те воспоминания дороги.

Я в своих ровесниках уверен,
Как один, не подведут меня...
Нас объединяет всех деревня:
- Души земляков был столб огня!

На снимке: Справа - Василий Жуков. Фото из архива Тамары Кадулиной

Держите хвост пистолетом. Олег Дребезгов

52332919e8b593f25c17be4e73d1c275.jpg


Накануне Нового года проснулся я раным-ранёшенько от тревожного осознания резкого падения курса рубля.
Тоска-кручинушка шенкелями в бочины мои впилась, покоя меня лишая. И зачем, думаю, рубль в свободное плаванье пустили?
Герасим тоже надеялся, что Муму всплывёт. Где теперь та собачонка?У меня-то самого курс рубля во все времена стабильный. Долго рубль в моём кармане не лежит. Не в мавзолее, чай. Получил получку и тут же в магазине её оставил.
Курс рубля только падать начинает, а его уж у меня и нет.Но всё равно тоскливо. Ходил я так из угла в угол, от раздумий о судьбе отечества нервы на кулак накручивал и вдруг слышу: на кухне кто-то на балалайке тихонечко тренькает. Подумал, что с вечера телевизор забыли выключить.
Захожу на кухню и вижу: на табуретке старичок бородатенький сидит. Ножкой побалтывает и по струнам указательным пальцем елозит.
Развесёлый старичок
Челюсть кинул на сучок,
Зубы, чакая, висят
Резвых девок веселят.
– Что это ты, дедушка, в моём доме поделываешь? – задаю я старичку негостеприимный вопрос.
– А это мой дом, я в нём хозяин, – не поднимая взора от балалайки, ответствует он. – Я тута-ка с 1914 года. Дедушку твово на Империалистическую провожал.
У царя у батюшки,
Ох, лихие сватьюшки.
По моей головушке
Плачутся соловушки.
А царёвы сватушки
Отымут от матушки,
За войну поратуют,
С пулею посватают.
– Плеснул бы чайку али покрепче чего, – скомандовал дедушка.
– Сухая ложка рот дерёт.Достал я из холодильника недопитую бутылку водки, колбасы порезал, огурчиков из банки достал.
– Колбасу убери, – сморщил сухонькое личико старичок.
– Намедни оскоромился кусочком и всё подполье обгадил. Из чего её, проклятую, делают? Сталина на вас нет.
Опрокинув рюмку и пожевав огурец, дедушка ударил по струнам.
Калина да малина,
Восемь жён у Сталина,
У меня всего одна,
Как собака голодна.
– Кстати, за энту частушку дедушке твоему припаяли пять лет лагерей. Ни за что.
– Ни за что десять давали, – горько пошутил я.– Интересный вы народ, – захмелев от рюмки, стал рассуждать старичок.
– Вас гнобят, голодом морят, а вы частушки распеваете.
Вот дедушка твой по матери в пору военного коммунизма распевал в гулянке:
Ехал Ленин на телеге,
А телега на боку.
– Ты куда, кудрявый, едешь?
– С продразвёрсткой к мужику.
– И что сталось с дедушкой по материнской линии? – полюбопытствовал я.
– А дедушка твой по материнской линии в 1921 году воевал в армии Колчака.
Другой твой дедушка, по отцовской линии, – в дивизии Василия Ивановича Чапаева.
И ведь ни разу они не встренулись друг с другом. Не схлеснулись усы на усы.– Схлеснулись бы, и меня бы не было, – радостно подвёл я итоги.
Дедушка намахнул ещё рюмашку и весело пробежал по струнам.
Я за ней, за ней, за ней,
За Марусей Гулиной,
У Маруси Гулиной
Ноги загогулиной.
– Хороший и добрый вы народ. Но стыдно, когда вы русские слова произносите на заморский лад. Мужик в карманах шарится, заначку ищет и произносит: «Промориторю-ка я ещё и штаны».
Мы вчерась со стариком
Занимались шопингом,
На свои на три гроша
Не купили ни шиша.
– Мы, дедушки-суседушки, на глаза людям не показываемся. Тебе, «косарю», сделано исключение. Слышь-ка, я без спросу вчера полбутылки вылакал, ты не серчай. Я вообще-то непьющий, меня обида взяла за рост цен. У меня двоюродный брат в аптеке проживает и рассказывает, что больные в обморок падают, на цены глядючи.
Я хотел купить таблетку
Для оздоровления,
Посмотрел на этикетку
–Поднялось давление.
– С этими телевизорами мы, домовые, перестали по ночам в чуланах греметь и на спящих тяжести наваливать.
Вчера смотрю ночную передачу, а в ней Ксения Собчак жалуется на то, что санкции зарубежные лишили её вонючего французского сыра. Я разом частушку сочинил:
Горевать по пармезану
Я, подруженьки, не стану,
Буду молча от тоски
Нюхать мужнины носки.
– Бесятся наши звёзды с жиру. Один рожает – не знамо каким местом.
Поп-король, король ли поп
От натуги морщит лоб.
По России разъезжает,
Без жены детей рожает.
Дедушка-суседушка слил остатки в рюмку и перед тем, как опорожнить её, произнёс тост: «Не печалься, «косарь», не пропадёт Россия, и ты жить будешь, курилка, долго. На-плюй на санкции. Я вот в твой холодильник заглянул и ахнул – продуктов на целую гулянку. Запретит Европа поставку устриц, маслин и копчёных лягушек – красной и чёрной икрой питаться будем, дальневосточным лососем закусывать станем русскую водочку».
Домовой опрокинул рюмку, крякнул и, похлопав меня по плечу, запел во всю ивановскую:
Ощенилася собака
За вокзальной станцией.
Кобеля зовут Обамой,
Кобелиху Санкцией.

Домового слушал Олег Дребезгов

Источник: Газета "Наша жизнь", 31 декабря 2014 года

Звено мы важное в цепи...

1f22171816229ae96c951cfb6f9f664f.jpg


Порой нагрянувшие мысли
Волнуют с раннего утра:
- Березы кажутся мне выше.
Неужто письмена кора?

Времен таинственных, минувших:
- Как дотянуться до пластов?
Когда все орды – в небе тучи,
В местах сражений лилась кровь.

Не заживали тогда раны
Кочевник к побежденным лют:
- Не зря же красные тюльпаны,
Спустя века, весной цветут.

Картина сердце мне тревожит:
- Как дико все – таки в степи?
Уверен я, событий прошлых
Звено мы важное в цепи.

11.02.2018.

Фото из Интернета

Такой я деревню запомнил...

f3e066ccdd05ba7aca307d6eed090065.jpg


Былое недаром в почете:
- В избе и в семье царил лад! -
Росли в обстановке заботы,
В глуши детворе каждый рад.

Возилась с внуками бабка
Шутливо трепала вихор:
- Эпоха та стала загадкой, -
Раздумываю я до сих пор.

Не ведали ругани, злобы,
Упреков никчемных, пустых:
- Катались с огромных сугробов,
Как пули, летели мы с них.

Нам нравилась быстрая скорость,
Признаюсь, захватывало дух:
- Такой я деревню запомнил,
В ней каждый товарищ и друг!

Частенько во сне я их вижу,
Картины безоблачных дней:
- В снегу - деревенские избы
И в каждой - избыток детей.

Художник Виктор Бобин

Отцовское сено

5b0dad055986cedd1dd25fec9689cf3b.jpg


Я захватила времена, когда в моем родном городе Ишиме, в частном секторе, держали коров.
Мои родители завели буренку не случайно. В семье были дети. А, как известно, детей надо кормить.
Наш папа брал отпуск в сенокосную пору и уезжал в соседний, в Сорокинский район, в деревню Пинигино.
Он знаком был с председателем местного колхоза, с которым отец договаривался о сенокосном участке.
Правда, условия этого договора были довольно обременительными.
Папа ручной косой заготавливал один стог колхозу, а другой – себе.
Целый месяц отец трудился на сенокосе. Жил в шалаше.
Однажды вместе с мамой мы приехали к нему в гости.
Лето стояло жаркое. Бедный мой папа по пояс разденется, чтобы легче было косить.
Ему всю спину и голову облепят комары. Он не отмахивается.
Ему некогда бороться с насекомыми. Каждый час на вес золота.
Комары от крови прямо на глазах превращались в горошины.
Мази еще не было в продаже от комаров.
Потом ждем первых осенних холодов.
Отец нанимал машину «Урал» и на ней утром, еще затемно, уезжал за сеном.
Помню, вместе с братьями и сестрами, мы с нетерпением ждали возвращения отца из дальней поездки.
И вот поздно вечером машина, груженая сеном, медленно заезжала в наш огород.
Мы дружно высыпали на крыльцо и с любопытством наблюдали, как огромный воз разваливался на части.
Необходимо было как можно быстрее освободить грузовой автомобиль.
Как только грузовик уезжал, мы бросались к сену и начинали прыгать, кувыркаться на нем.
Радость была неописуемая. Аромат плыл от сена по усадьбе чудесный.
Утром папа начинал метать стог. Теперь нам уже не разрешали прыгать по сену.
Мы выбирали сухие цветы – синие колокольчики. Кому – то попадется веточка с засохшей клубничкой.
Прошли годы. Сменился век. С мужем живу в сельской местности. Держим корову.
Недавно купили нашей буренке тюкованное сено. Оно закручено с ветками тальника.
Бедное животное! Что оно ест? А мы от коровы ждем вкусное молоко.
Другой рулон сена попался с камышом. Ни запаха, ни вида…
Как тут не вспомнишь отцовское зеленое, будто чай, сено.

Рассказ записан со слов Людмилы Ивановой

Фото из Интернета