Блоги на городском портале Vishime.ru

Лучшие сообщения

Сообщения, отмеченные автором, как лучшие

Архив по месяцам

Сообщения блога за любой месяц или день


«   Апрель 2017   »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
             
Стихи, поэзия родного края,творчество и т.д.

Неля мчалась как стрела!

1915a30b4e75985b303f5c1586fa7d75.jpg



Нынче тема разговоров
С утра слышится кругом:
- У тебя соседка порох
На лыжне она – огонь!

Даже вздрогнул… - Неужели?
Скоростной такой рывок…
У подруги жены Нели,
Кто подумать только мог?!

Я не очень верю слухам
Глянул: - С лыжами идет!
Вот что значит сила Духа
Нам пример она дает.

Не сдается, держит марку,
Как о Неле не суди:
- В пойму ринулась Сакмары,
Есть лыжня возле реки.

На Шарлыкской стало тесно,
Здесь короткий очень путь…
Как пожар, у Нели сердце:
- Одолела весь маршрут!

Вот поступок беспримерный:
- Неля мчалась как стрела!
Не случайно в числе первых
Она к финишу пришла.

5. 01. 2017.

На снимке: Неля на лыжне.

Всегда я знаю цену слов!

6596b5840554e2a2ed1ebe33ae947586.jpg


Не выразить мне зиму словом:
- Она – диковинный алмаз!
На снимке Саши Болдырева
Родной разглядываю пейзаж.

Мы земляки. Одна округа.
Река с названием Китерня.
Не знали в детстве мы друг друга:
- Теперь же ближе чем родня.

Свел Интернет – дитя прогресса,
Мы в «Однокласниках» друзья.
У нас есть общность интересов
Плюс приишимская земля.

Край удивительный, волшебный
Стволы берез, как первый снег…
Нет, Интернет не бесполезный:
- Нашелся добрый человек.

Я не хочу быть моралистом:
- Всегда я знаю цену слов! -
По духу различаю близких,
А кровь нужна для паспортов.

На снимке: Озеро Марухи. Фото Александра Болдырева

До сих пор слова песен звучат в нашем сердце...

701635d9fe4b9cc890e4e1a89d05b02f.jpg


Интернет в этом веке – символ всезнайства!
Напрягать больше память мне ни к чему.
Я лет сорок шагал по другому пространству:
- По одежке встречали, проводы – по уму.

Помню запах чернил… Металлических перьев.
Каждый значил нажим в написание строки…
До сих пор у меня к нему чувство доверия,
Как к поверхности школьной деревянной доски.

Годы – птицы летят… Перемены застали
Про себя расскажу, внезапно, врасплох…
По другим мы лекалам давно вырастали:
- Так что зрелость у нас – на грани эпох.

Много книг прочитало мое поколение
И Австралию с Африкой отличало всегда…
До сих пор, я уверен, сильно умножением
В кулькулятор не смотрим почти никогда.

До сих пор слова песен звучат в нашем сердце:
- Почему – то их знаем все наизусть?
Размышляю давненько над этим секретом:
- Поколение мое – это люди все чувств!

5. 01. 2017.

Фото из Интернета

Снег в округе чистый - чистый...

e9afae82a886c94eb29d56d103985c07.jpg


Снег сегодня - лист бумаги,
Будет две строки – лыжня…
Утром в сердце моем радость:
- Настоящий всплеск огня!

Размышляю над загадкой
На житейском вираже…
Неожиданно, внезапно
Появился свет в душе.

Вроде лыжи – это мелочь
Без особенных затрат…
Только на ноги наденешь:
- В рощу хочется бежать!

Забываешь сразу возраст,
Нету ноши за спиной…
Средь берез целебный воздух:
- Хорошо в лесу зимой.

Я катаюсь больше часа
Время кажется - полет!
Ах, какое лыжи счастье:
- У меня душа поет!

Снег в округе чистый - чистый
Нет помарки ни одной...
Я решил, что время мчится,
Словно тень, сейчас за мной.

4.01.2017.

Фото Людмилы Ивановой

У меня волнение в сердце...

5dd6218e650b06fa8ecdbb8c029e645c.jpg



У меня волнение в сердце,
Успокоить не могу…
Уточняю: - Его с детства
Почему – то берегу?

Годы лучшие промчались
Превратились все в багаж…
Как на горке мы катались
Вспоминаю каждый раз.

Хоть была зима морозной,
От луны искрился снег…
Уносился прямо к звездам
Наш ребячий громкий смех.

Друг за другом мы летели,
Хохотала вся гурьба…
- То волнение неужели
В моем сердце навсегда?

Шесть десятков за спиною:
- Уцелело, сбереглось...
Чувство очень дорогое
Что испытывал я в мороз!

От него идут флюиды
Ему возраст не стоп - кран:
- Исцеляет все обиды, -
Сообщаю я друзьям.

Соглашаются со мною,
Уточняю, земляки...
Вместе, помнится, зимою
Мчались с берега реки.

4.01.2017.

Художник Юрий Бобин

Однажды в Евпатории

092d629749b2fe70f3b18fe062569bc4.jpg



Было это давно, ровно десять лет назад. Тогда еще не было новогодних каникул, просто мой отпуск совпал с празднованием Нового Года, который я решил отметить на берегу Черного моря. На работе в отделе социального развития я взял путевку в ведомственный санаторий «Оренкрым» и накануне праздника на самолете чартерным рейсом с группой отдыхающих газовиков прилетел в Симферополь.
Приятно было после тридцатиградусного оренбургского мороза очутиться на зеленой травке и вдохнуть полной грудью целительный крымский воздух.
Это была моя первая поездка в Таврию и я с любопытством смотрел на мелькающую за окном автобуса степь и возвышающие в ней изредка курганы.Когда до Евпатории осталось километра четыре и дорога пошла вдоль моря, я заметил на берегу гранитный памятник,на котором были изображены матросы с гранатами в руках, поднимающиеся в атаку.
- Памятник Евпаторийскому десанту, - коротко пояснил сидящий рядом со мной мой новый знакомый Владимир Иванович. Мы познакомились с ним в самолете, несмотря на разницу в возрасте, быстро нашли общий язык и решили во время отдыха поддерживать дружеские отношения.Владимир Иванович был уже пенсионером, но выглядел достаточно молодо, так как ушел на заслуженный отдых по горячей сетке.
- Я начал работать на промысле с первого колышка, - рассказывал мне он, - участвовал в строительстве и пуске почти всех установок.
У Кравцова , такую фамилию носит мой новый друг, была в недавнем прошлом довольно редкая специльность дефектоктопист, то есть все сварочные работы были под его неусыпным контролем.
Надо отдать должное Владимиру Ивановичу, но он не мучил меня разговорами о работе, а больше рассказывал о своей довольно интересной жизни.
- Родился я в Амурской области, - рассказывал Владимир Иванович, - рано осиротел, отца убили на реке Халхин Гол.Хотя детство было трудным, но интересным. В местах я родился удивительно красивых, можно сказать сказочных. Особенно много было рыбы, на которую ставили закидушки. За раз попадалось по два – три ведра. В войну только рыбалкой и спасались.
Жили мы на довольно крупном железнодорожном узле, через который везли очень много трофейной техники. Когда состав останавливался, мы мальчишки, налетали на него со всех сторон, в надежде найти что –нибудь интересное и ценное. Однажды я в танке , под мотором, нашел оторванную руку и в ней зажатый парабеллум. Я взял пистолет себе, набил патронами карманы и все это отнес домой и спрятал.
Вся это безнаказанность продолжалась до тех пор, пока забравшись в один из танков, любопытная ребятня нечаянно не произвела из орудия из выстрел в сторону леса.Все видели, как снаряд разорвался на опушке.С той поры хмурые охранники, как воробьев, отгоняли нас от составов.
Я любил слушать рассказы бывалых людей, так как с недавних пор почувствовал необъяснимую тягу к перу и бумаге и мне хотелось обо всем услышанном поведать своим читателям.
Интересная штука творчество! Оно как омут, захватывает человека с головой, целиком и полностью, подчиняет все мысли и чувству одному стремлению, рассказать о том, что было давным – давно…
Рассказывать о пребывании в санатории «Орен – Крым» я не буду, так как почти весь день был расписан по часам, во время которых необходимо было выполнять предписанные врачом процедуры. Откровенно говоря, через три дня стал тяготиться таким времяпровождением и после завтрака до обеда уходил на красивую набережную, которая тянулась вдоль Каламитского Залива.
Стоял январь. По ночам подмораживало, но с утра крымское солнце так ярко светило,
что спустя некоторое время лед в лужах таял и вода начинала морщиться от ветра, который дул со стороны моря.
Однажды устав от часовой ходьбы, я уселся на скамейку, которых довольно много вдоль набережной. На скамейке сидел преклонных лет старичок. Я с ним поздоровался. Часы я забыл в номере и, боясь опоздать на обед, я спросил у незнакомца время.
Он мне ответил. Как – то сам собой возник разговор и Василий Федорович, так звали старика, рассказал о трагедии, которая разыгралась в начале января 1942 года на берегу Каламитского Залива.
- Разгром немцев под Москвой стал сигналом для командования , что надо активизировать вылазки против немцев на всем театре боевых действий. Не стал исключением и Крым, где решили провести несколько десантных операций, в том числе и в Евпатории, - начал свой рассказ Василий Федорович.
Где – то минут сорок он вел свое повествование о храбрости советских моряков – десантников, которые под прикрытием январской ночи высадились на Пассажирской пристани, в Старой части города.
За давностью лет я не могу припомнить все факты услышанного, но одна деталь поразила больше всего меня. Высадившийся десант по распоряжению какого – то штабного умника был одет в белые маскировочные халаты, хотя в тот военный год зима в Крыму выдалась бесснежной.
- Эти масхалаты стали причиной гибели многих десантников, - продолжал свое повествование Василий Федорович, - так как опомнившиеся немцы хорошо различали белые силуэты в темноте январской ночи и стреляли по ним без промаха как по куропаткам.
Как я прочитал позднее в книге об Евпатории, почти весь десант был обречен на гибель, так как поднявшийся семибальный шторм не позволил катерам прийти на помощь участникам неравного боя.
Евпаторийский десант… Одна из самых трагических страниц в летописи Великой Отечественной войны.
Вот такую историю я услышал на набережной Каламитского Залива.

Фото из Интернета

Тотьма

fb960b304b0617f2ef9412e6453ec42d.jpg


Старше Москвы, очень древний
Житель почти каждый горд..
Город с укладом деревни,
Самый известнейший порт.

Жаль, Государя отмашка
Стала к нему не добра…
Это предание, не сказка
Воля такая Петра.

Родина тех мореходов
Кто для Аляски Колумб…
Имя Ивана Кускова
Очень известное тут.

Он основатель Форт – Росса
Был , как заря, его Дух…
Сколько людей тут хороших
Каждый сосед – лучший друг.

Правда, здесь нет остановок,
Давки в автобусах нет…
Чтут Николая Рубцова:
- Вот настоящий поэт!

В Тотьме прошла его юность
Встретил свою он любовь…
Памятником вернулся…
Тотьма – страна куполов.

Очень старинные церкви
Помнят былые века…
Вспыхивает радостью сердце:
- Вечна Сухона – река!

На снимке: Тотьма. Фото из Интернета

Евпаторийский десант

c13a989697cc703abe970868ad2e06a2.jpg


Евпаторийский десант — тактический морской десант Красной армии, высаженный 5 января 1942 г. в Евпатории с целью отвлечения вражеских сил от осаждённого Севастополя и Керченского полуострова.


Не тридцать три...Их было чуть не тысяча
Отважных и бесстрашных моряков.
На катерах, царапая все днища
Они решили взять в кольцо врагов.

Прибоем зимним море резко дышит,
И, как корабль, луна средь облаков…
В январский час из волн внезапно вышли
Десантники, как тени, на врагов.

Над Каламитским ночь плыла, как масло,
Залив дрожал, как тонкое стекло...
Купаться в море в январе опасно,
А мокрым быть – вдвойнее тяжело.

Они об этом не читали в книжках.
Им обещали – встретят их соль-хлеб,
Но пулемет ударил по братишкам
И первый урожай собрала смерть.

Заговорили вражьи батареи,
Как гуси, в непроглядной темноте:
-Захватывай пристань, - раздалось, - скорее.
Готовь настил, - на русском языке.

Танкетка с пушкой съехали по трапам.
Над морем канонада как гроза…
Как Дедушки Морозы, в масхалатах
На черный берег сыплется братва.

Не лучшим оказалось место схваток
Ведь снега не клочка здесь не видать.
Почти в упор, как в белых куропаток,
Начали по десантникам стрелять.

Какой-то умник их одел как в саван
Кичась победой первой под Москвой.
Но крымский берег, это не Петсамо
И снег большая редкость тут зимой.

Зубами рвали белую одежду.
Струилась кровь как красное вино.
Бинты из масхалатов – вся надежда,
Ведь катера уже ушли на дно.

Пришла беда – распахивай ей ворота,
Как темнота, иссяк боезапас…
Был целый полк, но уцелела рота:
- Не выполнив поставленный приказ.

Пошла на спад внезапно ярость вала.
Как вешний лед, их рухнули ряды.
- Ждем подкрепления. Нас осталось мало. –
Стучит радист в предчувствии беды.

Горят живьем Сереги, Коли, Вовы…
У фрицев огнеметов словно дров.
Поднялся ветер, и как скалы, волны
Отрезали отход для моряков.

Суда на рейде било и трепало
Испытывал их на прочность и излом.
Свалившийся, как груз из самосвала,
Евпаторийский семибальный шторм.

Никак не может подойти подмога.
В заливе качка, как езда с горы.
Зато фашистов стало очень много
Особенно в час утренней поры.

Гранаты в руки…По одной на брата.
На фоне неба, вздыбленной воды.
Застыла в бронзе горсточка десанта,
Чтобы навек в бессмертие уйти.

На снимке: Памятник Евпаторийскому десанту. Фото из Интернета