Блоги на городском портале Vishime.ru

Лучшие сообщения

Сообщения, отмеченные автором, как лучшие

Архив по месяцам

Сообщения блога за любой месяц или день


«   Январь 2017   »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Стихи, поэзия родного края,творчество и т.д.

Двенадцать Ключей

5c025c125a216f04b193a2683cd0b28d.jpg


Как месяцев в году – двенадцать
Святым апостолам родня…
Спешу, признаюсь, искупаться
В них почему – то всегда я.

Нагрянув, как с горы, с Сургута
С далеких северных широт…
Иду к ключам я окунуться:
- Не видел я их целый год.

Как петергофские фонтаны,
Хотя у них размах не тот….
Всем исцеляют в душах раны
И направляют их в полет.

Ведь струи, как зари, улыбка:
- Ключи – седая борода…
Купальня кажется мне зыбкой,
Как лед, холодная вода.

В нее я брошусь, словно в пламя,
Как в омут, прямо с головой…
И, словно порох, вспыхнет память
Осветит весь мой путь земной.

По Северу пути – маршруты
Где ни конца, ни края нет…
Сквозь снегопады, холод лютый
Где каждый день – пора побед.

У Юрово – святой источник:
- Стоит часовня будто страж…
И отдыхает здесь, кто хочет
Беседка тут словно шалаш.

Шумят березки и рябинки
И сосны рядом - паруса…
Такие в костромской глубинке
Есть, слава Богу, чудеса.

Ключи - святыню, чтут и любят,
Как око, берегут всегда…
Недаром говорят все люди:
- Как плоть, живая в них вода.

Фото из архива Игоря Турикова, рассказ которого стал поводом для написания стихотворения.

В школьном музее

8529611708e4ef5a905f15786bac0e4f.jpg


Давненько я в музее не был
Решил исполнить нынче долг…
Ведь в нем Неволино легенды:
- Следы минувших всех эпох.

Пусть он не ровня Эрмитажу
В последнем, кстати, я бывал…
В музее школьном кругом наше
Все то, что в детстве я узнал.

Предметы собственной рукою
Почти что все в руках держал…
Когда у бабушки Прасковьи
Я на каникулах играл.

Утюг на углях был тяжелым
Его, как гирю, поднимал…
И самовар сиял как новый:
- Чай из него дед наливал.

Безмен, серпы, сосуд из глины
Хранились, помню, в кладовой….
Еще с царями деньги были:
- Все из бумаги гербовой.

Стою, былое вспоминаю
Попал, как в прошлое,в музей:
- Пусть не большой, но в нем родная
Хранится часть души моей.


Фото автора

Иртыш - Тобольска украшение!

4068d6caa7df551fb9d6ddc74c0091e6.jpg


За Иртышом снега, как парус
И, словно мачты, кедрачи:
- Кому они дарили радость
И кто не чаял в них души?

Сугробы из - за леса - тучи
Касались медных куполов...
И чудилось верблюды - кручи
Тогда для всех тоболяков.

В каком году? В каком столетие?
Не выбирают времена...
Почувствовать настоящий трепет
Который вызвала зима.

Под вечер удлинились тени
Одна стоишь на берегу:
- Они как вечности, ступени
Через широкую реку.

Иртыш - Тобольска украшение!
Он - драгоценнейший алмаз...
Не зря рождается волнение
В твоем сердечке каждый раз.

8.01.2017.

На снимке: Тобольский Кремль. Фото из Интернета

Шарапов

3164469de51527b1447652ddb2839811.jpg


В работе был всегда азартен
Я б не рискнул тягаться с ним:
- Искусный плотник – наш Шарапов
Его все звали Валентин.

Все приглашали ставить срубы,
Глаз был алмаз у мужика...
Он стены возводил у клуба
В домах видна его рука.

В родной округе знаменитый:
- Его на стройки звал народ!
Шарапов был мастеровитый
Таким в сознании живет.

Сверкал улыбкой, будто всполох:
- В родном Неволино – звезда!
Казалось мне, что разговоры
Вел с древесиной он всегда.

Хочу сказать, талант огромный
В нем, словно зорька , ликовал.
Когда из леса шкурил бревна
И доски точно прибивал.

Не видел никогда сердитым
Он не устраивал людям ссор.
Зато всегда острее бритвы
Был у Шарапова топор.

Добрейшее имел он сердце
Со всеми при общении прост…
Таким его запомнил его в детстве:
- Ведь не хватал он с неба звезд.

Не дожил он до сериала,
Что прогремел на весь Союз...
«Злодейка – водка» помешала
Ему изведать славы вкус.

Сгубила, подлая, героя
Он земляками не забыт.
Ведь все, что Валентин построил
Ему, как памятник, стоит.

Картина "Деревенский плотник". Художник Николай Ларский

В окружении

6f0a980691cd5bf8ad73779b99665283.jpg


Мой родной отец, Антипов Дмитрий Сидорович, знал не понаслышке о суровом начале Великой Отечественной войны, а испытал все тяготы и лишения горячего лета сорок первого года.
Однажды из уст отца я услышала историю о том, как они вдвоем с молодым лейтенантом выходили к своим из окружения.
- Шли по ночам, - рассказывал отец. – Под покровом темноты можно было незаметно обойти вражеские посты. На дорогах, как правило, замирало движение.
Старались двигаться бесшумно. Направление было одно - на восток.
Когда наступал рассвет, прятались в лесной чаще или глухом овраге. Спали попеременно. Один спал, другой караулил. Боялись, что немцы могут захватить сонными.
Месяц скитаний по вражеским тылам для отца не прошел бесследно.
Мать рассказывала, что когда они поженились, то ей первые годы с молодым мужем было страшно жить. Он просыпался среди ночи и говорил маме: - Слышишь, Василиса, немцы идут!
Страх оказаться в плену его преследовал много лет после войны.
Он не однажды своими глазами видел из леса, как под палящими лучами солнца гнали по дорогам бескрайние колонны изможденных советских военнопленных. Кто не мог идти, охранники тех пристреливали.
В начале августа отец с лейтенантом наконец – то добрались до линии фронта. Услышали гул артиллерийской канонады. Неожиданно на их пути выросло препятствие – огромное болото, заросшее камышами. Обойти его было не возможно.
Все попытки идти через болото закончились неудачей. Оставалось одно – ждать!
Через болото шла железнодорожная насыпь, которая день и ночь охранялась немцами.
Судя по грохоту артиллерийской канонады и взрывам бомб, на этом участке фронта шли ожесточенные бои.
- Если наши будут наступать, то только в этом месте, - высказал предположение лейтенант.
Ждать появления прихода советских солдат пришлось долго – целую неделю. Отец с лейтенантом днем забирались в густые заросли камыша и стояли часто по пояс в воде, а ночью выбирались на берег сушиться.
Лейтенант был родом из города и очень страдал от лишений и голода. На пятые сутки он завел разговор о том, что его терпение кончается и он будет сдаваться.
Отец не поддался не уговоры лейтенанта. Он решил умереть в болоте, но не идти на поклон к врагу.
И вот однажды на рассвете началось наступление советских войск.
Первыми об этом известили наши самолеты, которые засыпали бомбами укрепления врага. Еще звучали взрывы бомб, в атаку пошли советские танки и пехота.
Отец с лейтенантом в разгар боя заскочили в разбитую будку путевого обходчика и стали ждать появления наших.
- Я стою с одной стороны стены, - рассказывал отец,- а лейтенант с другой.
Я чувствую, что моя сторона безопасней, чем у него стал звать его к себе.
Кричу, зову, а он не откликается. Его убило.
После выхода из окружения отца отправили на курсы шоферов, после окончания которых он стал водителем «ЗИС – 5», знаменитой полуторки.
Я от отца не однажды слышала, что машина эта была надежной. Он на ней по фронтовым дорогам без ремонта наездил 14 тысяч километров.
Труд фронтового шофера был смертельно опасным. При артиллерийском налете отец получил ранение в руку в двух местах. Он был эвакуирован в госпиталь, в котором врачи хотели отцу ампутировать руку, но он не разрешил ее им отнимать.
Еще при том налете отец получил ранение в голову.
Это ранение оказалось очень серьезным, так как отцу врачи после операции сказали, что спасло его только чудо. Осколок не дошел до головного мозга 1,5 мм.
В 1944 году отца комиссовали.

Рассказ записан со слов Третьяковой Екатерины Дмитриевны

На снимке: Антипов Дмитрий Сидорович. Фото из архива его родной дочери Третьяковой Екатерины Дмитриевны.

В огне потрескивает сушняк...

e3db942a4f51ba9083b6b0a478747ace.jpg


Вокруг костра - громада леса!
Тревожно ночью у огня...
Недаром замирает сердце
Признаюсь, братцы, у меня.

Какая в ней молва таится
И растворился какой дух?
Кричит неведомая птица
И раздается глухой стук.

Неужто лоси за рекою
Уже пошли на водопой?
Они идут лесной тропою
Надежно скрытые листвой.

Какие за стволами были
Легенды грозные времен?
В овраге громко ухнул филин:
- Что ночью караулит он?

Над головою светят звезды
В огне потрескивает сушняк...
Волнуют сердце мне вопросы:
- Они мешают крепко спать!

Фото из Интернета

Я помню рощи - дыра в небо...

252b7912b28b5534be315586ded9ab5e.jpg


Я помню рощи – дыра в небо
Отец недаром был лесник…
Частенько ездил на телеге
Я по округе вместе с ним.

Он брал меня с собой охотно
Признаюсь: - Этому я рад!
У нас в деревне не работал
В те времена еще детсад.

Ведь не учился еще в школе
Читать умел я по слогам…
Резвились сутками на воле
Никто не бил нас по рукам.

За нами не смотрели строго
И не читали нам мораль…
Купаться шли в обед на омут:
- Из глубины сам выплывал.

Я помню: - Ликовало сердце!
Я чувствовал, что оно поет:
- Ура! В далекую поездку
Мой папка в лес меня берет!

Весь день я ехал на телеге:
- Была погода хороша!
Казалось, праздновала победу
Моя мальчишечья душа!

Того мгновения не забуду,
Пишу о нем теперь в стихах:
- Друзья все были лесорубы
В родных неволинских лесах.

Фото из Интернета

Логово волков

eed5f1b50c6b14d060bbc4c83095a35f.jpg


Скошенные травы
Луг, словно газон…
Озеро направо
Слева – небосклон.

Лес похож на омут
Темен и суров…
Молвил дядя Сема:
- Логово волков!

Он мужик отличный
Храбрый ветеран…
Видел лично, хищник
Угодил в капкан.

В плен попала лапа
Взгляд его – мороз…
Дядя Сема палкой
Стукнул его в нос.

Потерял сознание
На мгновение зверь…
Тут же сапогами
Придавил как дверь.

Нет дыхания ходу
Зубы как алмаз:
- Видел я охоту
Эту только раз.

Вспоминает сердце
Эпизод такой:
- Как попался серый
В стороне родной.

Минуло полвека
Вспомнилось сейчас:
- Не испортил меха,
Та охота - класс!

Было теплым утро
Облик его сер...
Фраза: - Самый мудрый
Волк, пожалуй, зверь!

Уцелела в сердце
Превратилась в быль:
- С нами по соседству
Дядя Сема жил.

Фото из Интернета

Хоть информации избыток...

Какие нынче разговоры
Услышу только пару слов:
- Мгновенно чудятся запоры
Надежность кодовых замков.

Не подкрадется мышь к подъезду
Не спрятаться от камер ей.
В округе двери из железа,
А также души у людей.

Хоть информации избыток
Судачим вроде обо всем…
Но дефицит нынче улыбок
Никак мы это не поймем.

При съемках смех звучит за кадром
Герой эпохи – юморист:
- Куда из душ исчезла радость? –
Все чаще посещает мысль.

Нам хочется тепла и света:
- Возник откуда перекос? -
Жаль, не находится ответа
На этот жизненный вопрос...

На сенокосе

3e52a679e1b68756b2de3eb89461500f.jpg


Жаль, не всегда выходят строки
Частенько сбой дает мой ритм…
Припоминаю я дороги
О них твержу: - Главнее рифм!

Что за плечами, то не бросишь:
- Своя же наша мне легка!
Багаж весь переполнен прошлым,
Оно дороже дневника.

Пусть не листаю я страницы
Не замираю над строкой…
Как птицы, яркие зарницы
Летят на стороне родной.

В июле зреет вся пшеница,
На сенокосе, в шалаше…
Беседуем, еще не спится
Хотя и спать пора уже.

Над головой сверкают звезды
Их вспоминаю неспроста…
Ложились летом очень поздно:
- Нам сны дарила красота!

Картина "Сенокос". Картина художника Панова Эдуарда Парфирьевича

Впечатлений у меня на повесть...

fd25bb1bc68734922aa495e689f8ab55.jpg


- Неужели раньше была мода? -
Часто размышляю: - Почему?
Украшали родственников фото
До времен недавних быт в дому.

И не важно, в городе, в деревне
Бабки и деды были на них...
Словно на иконах, с ликом древним
Главное - в глазах с огнем живым.

Было дядек больше чем гороха:
- Тетушек – на небе в мае звезд!
Вся наша советская эпоха,
Так запечатлелась в полный рост.

Пехотинцы, летчики, танкисты
Педагоги, швеи и врачи...
Среди них любимые артисты
Тоже за родню порою шли.

Так что я секрета не открою
Для меня, простого паренька:
- С детства настоящим был героем
Родной дядька в форме РККА.

Он мне улыбался своим взглядом,
Хоть давно он на войне погиб.
Мне казалось, он со мною рядом
По соседству нахожусь я с ним.

Впечатлений у меня на повесть
Будет время, напишу роман…
Врать не стану, но будил мне совесть
Дядя Шура, смелый капитан.

Мамкин брат, он был моряк военный
Звал осуществить свою мечту:
- Поскорей уехать из деревни,
Чтобы взять большую высоту.

Жаль, что время кончилось героев
И портретам всем пришел капут…
Прадедов, как тайну, не откроет
Мой любимый, драгоценный внук.

Почему – то стало всем неловко
Времена другие подошли:
- Место фотографиям в кладовках,
Среди хлама в вековой пыли.

Я об этом думаю печально
Сохраняя внешне бодрый вид:
- В Интернете мое фото с пальмой
Братцы, вряд ли сможет научить?

Фото из Интернета

Армизонские просторы...

91e6cdae6d9a14d5d26ea940e3390db4.jpg


Армизонские просторы
Сердце радуют зимой:
- Не поехала жить в город! –
Утверждаю: - Тут край мой!

Самый лучший, самый близкий!
Замечательный костер…
Заповедник Белозерский
В нем, как в небе звезд, озер.

Облетела я полсвета
Заполярный знаю Круг…
Очень яркое там лето
В декабре – избыток вьюг.

Мурманск – город симпатичный
И на елку он похож…
В Армизонском все привычно,
Как подарок, в нем мороз.

Якорь бросила в райцентре
Нынче глянула в архив…
Укололо фото сердце:
- Пейзаж местный наш красив!

Не беда, пять лет минуло:
- Никаких нет перемен… -
Солнце к лету повернуло
Укорачивается тень.

7.01.2017.

На снимке: Армизонские просторы . Фото из архива Веры Лукащук, рассказ которой стал поводом для написания стихотворения.

Вологда

c3ebbeae31d0ae518a791b3609cdf874.jpg


Варлама Шаламова пристань,
Рубцова последний причал…
По ней безымянным туристом
Брожу, как седой аксакал.

Шагаю по древним я плитам
Гляжу на Софийский Собор…
Как золотом, солнцем залитый
Сияющий, будто костер.

Хожу по холодному храму
Огромный, как колокол, зал…
Предание гласит, что тут камень
На ногу Ивану упал.

Правитель был нравом серьезный
Не стал искушать он судьбу…
Ведь звался недаром он Грозным
Из грозных – он в первом ряду.

Не стал этот город столицей
Кирпич для царя – худой знак…
Как тени, другие здесь лица
Успели вот тут побывать.

Аввакум, Сельвестр и Бердяев
Одним словом – все бунтари…
Как Савинков, с будущей славой
Окрашенной цветом зари.

По духу мне Батюшков ближе:
- Все строки в стихах – это страсть!
Они помогли ему выжить,
Над словом имел свою власть.

Как вехи истории, доски.
Дошел я до мысли простой…
Зовут неспроста вологодский,
Как самый надежный, конвой.

Для всех заключенных – опаска!
Для них невозможен побег…
Еще вологодское масло
В России надежнейший бренд.

В реке у воды отблеск серый
Летит, как стрела, катерок…
Начало свое Русский Север
Во все времена здесь берет.

Как символ, Соборная Горка
И самый значительный знак…
Какой удивительный город
С душою, как русская мать.

На снимке: Вологда. Фото из Интернета

Важна каждая минута...

239d8fd06e6cd7cdc69a867c3c9aa14c.jpg


За окном крадется утро
Не скрываю: - Будит мысль!
Важна каждая минута:
- Ведь одна дается жизнь!

Новый Год! Веселый праздник!
Он в душе моей рубеж….
Утверждаю не напрасно:
- Время планов и надежд!

Не пускай уныния в сердце,
В нем быть должен только свет! –
Говорил частенько в детстве
Эту истину мне дед.

Мудрый был Степан Васильич
Матери родной отец…
Говорю ему : Спасибо! –
Даль рассматривая небес.

Не случайно все на свете
За окном стоит зима…
Размышляю на рассвете:
- Жизнь дается нам одна!

7. 01. 2017 г.

Фото из Интернета

Душа охвачена огнем...

6741b132fbd72c05531d6db20d05fce4.jpg


Снег за окном! Какое чудо!
Картину вижу я с утра...
Я убежден: - От изумрудов
Идет энергия Добра!

Все расправляются морщинки
Душа охвачена огнем...
Сверкают гранями снежинки
Преображенные лучом.

Погода радует морозом
Сменил ночной он снегопад.
Горят все в инее березы,
Как драгоценный бриллиант!

6.01.2017.

Фото Василия Мустаева