Блоги на городском портале Vishime.ru
Жил да был когда-то давно, лет десять назад или около того, один весьма известный в рунете сайт, porco.ru, Ресурсом он был очень смешным. Ваш покорный слуга имел честь пописывать для него всяческие криатиффы. Увы, сайт в силу причин теперь мёртв, насколько мне известно. А вот криатиффы остались. Рискну предложить их вашему вниманию.

Дорожная полиция разных стран. Modus Operandi

Modus operandi, если кто латынь не знает – это «способ действия». Я-то латынь тоже не знаю, просто решил поумничать.
Нижеследующий текст – без претензий на объективность, просто мой личный взгляд на вещи. Ну, типа, беллетристика, вызванная моей неудержимой тягой к графоманству.
Рассмотрим, можно сказать, типичные действия дорожной полиции разных стран в стандартной дорожной ситуации. Ситуация же такова. Дорожный патруль несёт службу. Полицейский замечает, что у проезжающей мимо машины не горит один из стоп-сигналов. Представим себе, что полицейский – честный человек, блюдёт службу как положено и очень беспокоится о безопасности движения. Ой, только не надо ухмылок! Есть ведь такие люди в этой службе. Ну, хотя бы чисто теоретически.
Итак…
Американский дорожный патруль
Всё круто. Америка – родина динозавров, раз уж Россия – родина слонов. Огромный Шевроле Каприс, чёрно-белый, с мигалками (примерно ламп 15, не считая крякалок и стробоскопов за радиаторной решеткой), на борту соответствующие надписи «Highway Patrol» и «To protect and to serve». Внутри – дробовик Моссберг 500, рация, компьютер и коп весом под 350 фунтов, едва способный втиснуться между рулём и отодвинутым до упора назад сиденьем. На соседнем пассажирском сиденье – коробка DoNuts и пол-литровые стаканы с крышками, в которых намедни плескалось нечто, гордо названное производителем «кофе».
Коп несёт службу по контролю скоростного режима на хайвее, его машина припаркована как раз под единственно понятным любому американцу знаком – SPEED LIMIT 50 MILES. Второй понятный любому американцу знак STOP решили тут не ставить, чтобы не создавать противоречий в головах водителей.
Мимо проносится Кадиллак Эльдорадо 1984 года. Коп обращает внимание на неработающий правый стоп-сигнал, включает крякалки, мигалку, стробоскопы и устремляется за Кадиллаком. Спустя примерно 5-6 миль водитель Кадиллака, видимо, случайно замечает едущего сзади копа, прижимается к обочине и, вздымая тучу пыли, останавливается. Коп с трудом выгребается из ставшего тесным в последние 10 лет автомобиля, подходит к водительской двери и останавливается, как положено по инструкции, чуть сзади от неё. Кобура с крутой пушкой Беретта М92F (как вариант – Глок 17) расстёгнута, рука на рукоятке. Коп стучит в дверь машины, требует права и страховку. Сперва внутри на это требование никто не реагирует. Коп нервничает и потеет. Наконец, стекло водительской двери Кадиллака плавно уезжает в дверь, и коп обнаруживает в машине парочку – мальчишку лет 18 и девицу того же примерно возраста. Мальчик явно нервничает. Девочка на происходящее не обращает внимания – её рот занят членом мальчика. Коп нервничает ещё больше, грозно требует выйти из машины. Мальчик совершенно психует, у него падает, из-за чего начинает нервничать девочка. Коп уже орёт «get out from car, motherfucker, NOW!!», лапает кобуру, пытаясь выдрать из неё свою Берету. Мальчишечка просто в панике, дико вращает глазами.
Наконец нервы первым не выдерживают у парня, он даёт газ в пол, и огромный Кадиллак, прыгнув, как танк Т-90, и подняв пыльную мини-бурю, рвёт с места. Коп наконец-то выковыривает свою крутую пушку, и в хорошем темпе высаживает всю 15-патронную обойму Береты в облако пыли, оставшееся от Кадиллака. Почти все пули летят куда попало, но одна всё-таки пробивает заднее колесо Кадиллака, а другая – башку девице, ехавшей в Кадиллаке. Парнишка газ не сбавляет (намертво свело ногу на педали от нервного срыва), с трудом удерживая едущую на трёх колёсах и одном диске машину, прёт практически наугад, поскольку лобовое стекло забрызгано девичьими мозгами.
Коп в этом время с энергией раненного гиппопотама рысит к своему Шевроле, забрасывает себя в салон, отчего подвеска Шеви жалобно всхлипывает, и рвёт на всех парах вдогонку. Практически одновременно с разгоном он вызывает по рации подкрепление, поскольку уверен, что парень в догоняемой машине вооружён и чрезвычайно опасен.
Погоня длится уже часа два. Скорости – до 120 миль в час. Постепенно к догонялкам присоединяется дюжина полицейских машин. Колонна из Кадиллака и копов растягивается по крайней мере на милю. Передним копам хорошо видно, как из окна двери Кадиллака торчит башка парня (лобовое стекло стало совершенно непрозрачным – в него вдобавок к кровище догоняющие всадили два-три заряда из дробовиков), и из-под пробитого заднего колеса вылетает сноп искр.
Копы отчётливо понимают, что тип за рулём Кадиллака смертельно опасен, что его надо остановить любой ценой, пока он не нанёс ущерб чьей-либо дорогостоящей собственности. Они вызывают национальную гвардию.
Над колонной убегающего-догоняющих висит четыре вертолёта, два из которых принадлежат CNN и CBC, а два – местным телекомпаниям. Ведётся постоянная прямая трансляция на всё побережье в новостях, а также онлайн трансляция на крупнейших новостных порталах. Комментаторы новостей и журналисты описывают события в погоне дрожащими голосами, выдавая трагические сентенции и призывая граждан к порядку.
Национальные гвардейцы тоже в деле – они выставили на хайвее впереди по трассе движения погони засаду из развернутого поперёк дороги «трака» и четырех бронетранспортёров М113. Водителя «трака» гвардейцы срочно эвакуировали от греха, расстелили перед засадой полосы с шипами для пробивания шин и засели за бронетранспортёрами с карабинами «Кольт-Коммандо», ведя наблюдение через ночные прицелы. Начальник подразделения, организовавшего засаду, постоянно на прямой связи с губернатором штата и помощником президента по национальной безопасности, которые ведут мониторинг ситуации. Главное указание, полученное гвардейцами – «чтобы никто не пострадал».
Кадиллак приближается к засаде и спокойно объезжает её по обочине – перекрыть дорогу шире, чем её асфальтовое покрытие, никому в голову не пришло.
Однако шипы всё-таки сделали своё дело – теперь у Кадиллака пробиты все четыре колеса, и он красиво летит по ночной дороге на голых дисках, высекая огонь и разбрасывая в разные стороны ошмётки резины. Скорость движения погони снизилась до 120 миль в час.
Наконец в Кадиллаке заканчивается бензин, и он останавливается. Преследующие его копы на автомобилях и национальные гвардейцы на броневиках «Страйкер» окружают свою добычу плотным кольцом, прячась за машинами, и начинают орать, кто в мегафон, кто просто высунувшись, чтобы этот козёл уже выходил из машины, держа руки на виду, и падал мордой в асфальт. Однако это разноголосое указание не выполняется, из машины никто не выходит вот уже минут 15. У всех нервы напряжены до предела, и, наконец, кто-то из гвардейцев не выдерживает и случайно нажимает на электроспуск пулемёта М2 50-го калибра, выпуская длинную очередь. Все копы и гвардейцы как по команде начинают бешено лупить по Кадиллаку из всего наличного оружия, от Кольтов М1911 и Беретт, до Хеклер-Кохов МР5 и пулемётов М2. Кадиллак постепенно превращается в дуршлаг.
Когда боезапас наконец-то иссяк, копы рискнули приблизиться к Кадиллаку, с трудом открыли в хлам порванную пулями дверь и обнаружили скрючившегося в каральку под рулём парня, которого по какой-то счастливейшей случайности не задела ни одна пуля. Парень от страха не только с трудом смог разогнуться, он ещё и обделался по полной программе. Его тут же увозят в приехавшей машине с надписью «Ambulance». На соседнем сиденье коронёры обнаружили большой сильно рваный кусок мяса, который и был потом идентифицирован как «тело белой женщины лет 18-20, с множественными пулевыми ранениями, общим числом до 150».
Постепенно от места схватки разъезжаются все машины с национальной гвардией, полицией, пожарными и скорой помощью. Коп, который первым остановил Кадиллак, сверкая свежевычищенной бляхой, напропалую даёт интервью 20 телеканалам, поспевшим к месту расстрела в числе первых. Кусок металлолома, когда-то являвшийся Кадиллаком, увозят на помойку.
Как потом установило следствие, мальчишечка так испугался из-за того, что был под влиянием стресса из-за непоступления в колледж, а также нервничал, поскольку родители ему запрещали брать машину, а он взял её без спроса, да ещё повёз катать подружку. Суд оправдал его по всем статьям, кроме «неосторожной езды» с выплатой штрафа в размере 500 долларов. Труп его подружки никто не приехал опознавать. По результатам успешной операции было награждено 44 полицейских, 15 национальных гвардейцев, а также 28 других государственных служащих, принимавших в ней участие.
Английский дорожный патруль
Размах не американский, зато всё серьёзно и основательно.
Элитное подразделение дорожной полиции «Thames Vales». Надраенный до блеска Воксхолл – снаружи обычная машина, никаких знаков различия. Это тактический наблюдательный экипаж. Сам полицейский – выбрит до синевы, до невозможности строен, подтянут, плечист, экипирован в фуражку с клетчатым околышем и кристально белую рубашку с галстуком, поверх которой надет бронежилет. О стрелку на брюках легко порезать палец, а, глядя в начищенные ботинки, можно бриться. На правом плечевом креплении бронежилета висит тангента радиостанции. Оружия никакого нет, кроме дубинки. Констебль невозмутим – он на работе. Замечает Форд Сьерру с неработающим стоп-сигналом и решает принять меры. Сьерра тонирована до полной непрозрачности.
Автомобиль, преследуемый констеблем, останавливается не сразу. Констебль невообразимо элегантно, точными, выверенными движениями покидает служебный Воксхолл, подходит справа к Сьерре, деликатно стучит в стекло водительской двери. Стекло нехотя опускается. Из Сьерры валит густой дым с характерным запахом. Когда Сьерра немного проветривается, констебль обнаруживает в ней двух в хлам укуренных арабов, вежливо здоровается, представляется и говорит: «У вас не работает правый стоп-сигнал. Это опасно для вас и может создать угрозу другим водителям. Через два квартала отсюда к северу есть автомагазин на заправке ВР, там вы можете приобрести запасную лампу для вашей модели автомобиля, а через дорогу от заправки, в 30 ярдах, есть автомастерская, где вам эту лампу заменят. Я вас буду сопровождать на служебной машине, чтобы ваш путь был наиболее безопасным»
Арабы не слушают констебля, оба одновременно выпрыгивают из Сьерры, начинают очень громко и эмоционально орать что-то, мешая английские слова с арабскими, из которых констебль понимает только «козлы», «вашу мать», «опять тормознули, гады» и «что вы до меня всё время докапываетесь, засранцы». Констебль ещё раз повторяет им всю формулу, только что им озвученную, но чуть громче. Арабы продолжают орать, всё меньше вспоминая про английский. Констебль с совершенно невозмутимым лицом слушает их крики и повторяет им то же самое раз за разом, периодически предлагая убавить громкость, дабы не мешать окружающим.
Постепенно на шум собирается небольшая толпа местных жителей. Они с сочувствием смотрят на констебля и с отвращением – на арабов. Слышны выкрики «Понаехали тут!» (Две трети из собравшейся толпы – турки). Арабы ведут себя всё более агрессивно. Констебль вызывает подмогу.
Приезжает ещё два экипажа патрульной службы, в составе двух из которых – по одной женщине. Арабы совершенно невменяемы, бросаются на констебля драться. Последний элегантно уворачивается от кулаков арабов, одновременно разговаривая по рации с базой – докладывает обстановку. Наконец, констебль получает указание «действовать решительно» и тут же умело и очень аккуратно заряжает одному из арабов в рог, отчего тот падает. После этого констебль бережно защёлкивает наручники на руках упавшего, поднимает его и препровождает в патрульную машину. Другого буйного араба хватают собравшиеся зеваки, и передают его другим констеблям.
Арабов увозят в участок для установления их личности. Констебли благодарят местных жителей за содействие, а также проводят обыск Сьерры. Под передним пассажирским сиденьем обнаруживается пакет с полутора килограммами анаши, а на заднем сиденье – два десятка использованных презервативов. Всё это дотошно документируется и приобщается к делу. После окончания обыска эвакуатор королевской полиции грузит Сьерру и увозит её на ведомственную арестантскую стоянку. Констебли тоже разъезжаются по служебным делам. На улице опять тишина и благолепие.
Впоследствии одному из арабов инкриминировали общественно опасное поведение и приговорили к 100 часам принудительных работ, другого лишили прав «за опасную езду» на три месяца и выписали штраф в 100 фунтов. Сторона обвинения не смогла доказать нападение на полицейского, а также араб сумел убедить судью, что 1,5 кило анаши, найденной в машине под сиденьем, он хотел использовать исключительно для личного употребления и вовсе не собирался никому продавать. Констебля, проводившего задержание, представили к поощрению за бдительную службу и направили на профессиональный тренинг по психологической устойчивости в условиях внешнего морального давления – полицейский психолог из службы внутренней безопасности, отсмотрев записи камер наблюдения, установленных в служебной машине, заметил в действиях констебля признаки немотивированной агрессии.
После отбытия наказания арабы бесплатно забрали свою машину с ведомственной стоянки, где она хранилась под охраной королевской полиции.
To Be Continued…