Блоги на городском портале Vishime.ru
Продолжаем ворошить прошлое. Продолжение, начало тут

Австралийский дорожный патруль
Патрульный констебль – ну вылитый английский полицейский. Та же безупречная белая рубашка и идеально отутюженные форменные брюки, бронежилет, фуражка с клетчатым околышем, выбритая до синевы невозмутимая харя, а также подтянутое туловище. А что вы хотели? Чай, всё одно – Содружество… Только, в отличие от английского констебля, австралийский ездит на Лендровере модели Дефендер, с дизельным двигателем, лебёдкой и прочими интересными вещами, а также всегда хорошо вооружён: в кобуре тяжелый Браунинг Хай Пауэр, в салоне Лендровера на специальном креплении штурмовая винтовка Хеклер-Кох G36KE с ночным прицелом. Места вокруг трассы пустынные, буш, собаки динго… Мало ли что?
Констебль останавливает древнюю развалюху типа Тойта Лэнд Крузер, год выпуска которого даже опытный специалист определил бы с трудом. Ну, где-то конец 70-х. Каким образом это чудо японской технической мысли ещё сохраняет способность к передвижению – затруднился бы сказать и сам его владелец. Но ездит, зараза, что бы хозяин с ним ни делал. Калибру трубы воздушного фильтра, выведенной из-под капота на крышу Тойоты, позавидует реактивный истребитель, крылья и пороги – ажурные от ржавчины, зато сзади начищенные до идеального блеска запасные канистры из нержавеющей стали.
Констебль вспоминает, что, кажется, он уже тормозил не так давно эту же колымагу, тогда у неё не работал головной свет, теперь вот и правый стоп-сигнал погас. Взмах жезла, и Тойота, скрипя всеми сочленениями, горестно застывает у щегольского патрульного Дефендера.
Из кабины бодро выпрыгивает какой-то чумазый мужик и лезет обниматься к констеблю. Констебль несколько смущён, но потом понимает, чем вызвано такое поведение этого мужика. Он ведь приходится двоюродным братом троюродной сестры его третьей жены по отцовской линии! Чёрт, как же он сразу его не узнал. Впрочем, хозяин Тойоты прощает констеблю такую оплошность, ведь его не узнать немудрено – он недавно второй раз женился и буквально четыре месяца назад подстригся.
Завязывается оживлённая беседа, в которой и водитель, и констебль бурно предаются воспоминаниям о совместном детстве (их посёлки – в каких-то ста милях друг от друга!), припоминают события из жизни общих знакомых и щедро делятся информацией об общих родственниках. В столь приятном общении протекает не один час. Оба уже давно забыли то, что послужило поводом к их встрече.
Слышен приближающийся странный шум, а также редкая стрельба. Констебль хватается сначала за Браунинг, но потом извлекает из Лендровера свою G36 и эффектно, взмахом руки, взводит затвор. В этой местности охота запрещена, и стрельба может означать только какой-то криминал. Остановленный констеблем водитель также настораживается и, порывшись в багажнике Тойоты, из-под горы всякого хлама достаёт ухоженный самозарядный дробовик Бернаделли 12-го калибра. Водитель тут же вспоминает, что ружье не зарегистрировано, но внезапно из густого буша, окаймляющего шоссе, вырывается большое, голов на 150, стадо кенгуру, огромными скачками дружно улепетывающее от преследующей его группы браконьеров, помещающихся в просторном кузове древнего пикапа. Браконьеры гонят животных криками и редкими выстрелами. Видимо, где-то впереди их ожидает засада.
Водитель пикапа с браконьерами замечает констебля, но уже поздно - спалились. Полицейский кричит в громкоговоритель патрульной машины, требует остановиться. Браконьеры игнорируют приказ и начинают отстреливаться, а водитель пикапа прибавляет газу, но не справляется с управлением и налетает на пень, оставшийся от сгнившего старого эвкалипта, стоявшего некогда на обочине шоссе. Морда пикапа разворочена, он теряет способность двигаться далее. Браконьеры, ушибленные и поцарапанные ударом о пень, сыплются из кузова, и, прикрываясь этим кузовом, начинают бегло садить из своих карабинов в сторону стоящих на обочине шоссе патрульного Лендровера и Тойоты.
Завязывается оживлённая перестрелка. Констебль переводит G36 в режим автоматического огня. Мощные НАТОвские патроны, выпускаемые изделием немецких оружейников с частотой 750 выстрелов в минуту, легко дырявят кузов пикапа и организмы браконьеров, которые хорошо видны в 1,5-кратный прицел винтовки. Констебля поддерживает огнём и его знакомый, паля в хорошем темпе из своего дробовика патронами, снаряженными пулями.
Постепенно перестрелка стихает. Всё вокруг усыпано тушками людей и животных вперемежку со стреляными гильзами 12-го калибра и 5,56х45 НАТО, .22LR от браконьерских карабинов, а также 9х19 парабеллум – констебль, расстреляв боекомплект к винтовке G36, выпустил одну 13-патронную обойму и из Браунинга, так, на всякий случай.
Прибывшие на шум стрельбы из ближайших деревень и посёлков фермеры, а также окружные власти обнаружили, что в результате перестрелки было застрелено трое браконьеров, двадцать пять кенгуру, а также трое животных и два браконьера – ранено. Констебль получил попадание малокалиберной пулей, но бронежилет проявил себя с лучшей стороны, так что все повреждения для полисмена ограничились огромным синяком на груди. А остановленного констеблем водителя Тойоты от ранений спасла толстая рама его джипа.
Раненые браконьеры были помещены в местный госпиталь под охрану, остальные в количестве двух человек были задержаны. Проведенное расследование установило, что они принадлежат к известной в местных кругах шайке браконьеров, которых довольно долго не удавалось поймать за руку.
Констебль был представлен к награде. Помогавшего ему водителя Тойоты тоже сначала хотели наградить, но потом всплыл его незарегистрированный дробовик, и власти решили в качестве награды закрыть на это глаза и не наказывать незадачливого владельца Бернаделли, а просто изъяли оружие.
Дорожный патруль по-немецки.
Германия – страна автобанов, сосисок с капустой, пива, автомобилей и отличного стрелкового оружия, а также первоклассной оптики. Немецкий полицейский упитан, но в меру, затянут в кожаную куртку и строгую, но удобную форму, обладает цепким профессиональным взглядом. Он перемещается в пространстве на патрульном Мерседесе Е320, оснащённом по последнему слову техники, включая форсированный двигатель, и вооружен пистолетом ЗИГ-Зауэр Р228, а также лёгкой винтовкой Хеклер-Кох МР53 калибра 5,56х45 (хранится в багажнике в специальном креплении). Радиостанция, компьютер, автоматический сканер номерных знаков, и прочие понты – на месте. Радар также имеется, но на текущий момент он покрыт слоем пыли из-за редкого использования: польские фуры вследствие разборок с Россией по говяжьему и прочим аналогичным вопросам, а также из-за мирового кризиса стали появляться на дорогах Германии всё реже. Свои, что не уставал про себя отмечать с гордостью полицай, правила не нарушают. И это правильно, подумал он удовлетворённо.
Вообще полицай считал свою работу чем-то вроде синекуры. Платят хорошо, социальный пакет отменный, льготы различные, уважение в обществе опять же. Вот закрыть бы ещё границы с востока и юга, а также ограничить миграцию, и полицейскую систему можно сократить. О, полицай нашёл, чем бы себя занять – ведь он, например, мог бы пойти служить в бундесвер по контракту, или инструктором в стрелковую школу, или в школу вождения…
Мимо на скорости, строго регламентированной дорожными знаками, проносится Ауди ТТ. Полицай замечает, что правый стоп-сигнал автомобиля не работает. С недовольным видом он садится в патрульный Мерседес, цепляет гарнитуру hands-free служебной радиостанции и набирает скорость. Спустя каких-то пару километров Ауди показывается в поле зрения. Полицай включает проблесковые маячки. Ауди практически мгновенно начинает плавно притормаживать, аккуратно перестраиваясь в правый ряд автобана, и останавливаются на строго отведённой для стоянки площадке. По мере снижения скорости водители, следующие в попутном направлении, вежливо и аккуратно пропускают Ауди и патрульную машину к обочине.
Полицай подходит к ТТ, стучит в затемнённое стекло водительской двери. Стекло тут же опускается. За рулём – дама лет 65, в хорошей форме. Парик, макияж, модный плащ, все дела. Полицай вежливо представляется, называет причину остановки, просит предъявить права и страховку и тут же получает испрашиваемое, аккуратно завёрнутое в пластиковый пакет-файл.
Дама осведомляется у «херра официра», какой именно из её стоп-сигналов не горит, «херр официр» отвечает, что правый. Дама на секунду задумывается и припоминает, что её останавливал в только что минованном городке другой «херр официр» – предупредил её, что впереди может идти сильный дождь, и требуется соблюдать повышенную осторожность, однако он ничего не сказал про неполадку. На что полицай резонно замечает – отказ мог произойти именно на участке между этим городом и его постом.
Далее полицай спрашивает даму, где она проводила полагающееся ТО своему автомобилю. Дама извлекает из бардачка сервисную книжку, где в отрывном талоне указано, что на последнем регламентном техобслуживании была проведена плановая регулировка приборов наружного освещения, и заменена лампа стоп-сигнала, которая хотя и была исправна, но, по регламенту ТО, должна быть всё равно заменена, поскольку выработала положенный ресурс, что и было проделано. Полицай уточняет у дамы, где проводилось ТО, на что дама отвечает – ТО было выполнено, к сожалению, не в сервисном центре Ауди, а в автомастерской по пути следования, поскольку срок ТО подошёл в то время, когда даме требовалось уехать – она должна была навестить приболевших внуков в Австрии. Однако в этой мастерской имелся сертификат Ауди, разрешавшей ей проводить регламентные работы на автомобилях этой марки. Полицай же, уточнив адрес мастерской, изумился тому, как неосмотрительно поступила дама, доверившись именно этому сервису, поскольку всей округе известно, что, хотя мастерами в нём работают в основном турки, но они своё дело знают, а вот руководитель сервиса, жуликоватый тип из местных, не гнушается закупать детали у албанцев и киприотов. Соответственно, никто не может поручиться за их качество, а деятели из Ингольштадта почему-то закрывают глаза на это вопиющее безобразие и не расторгнут с сервисом соглашение о признании его авторизованной службой.
Вдалеке слышен визг тормозов и грохот. Дама и полицай поворачивают головы на шум и видят, что позади них практически поперёк автобана несётся огромная фура, ломая на своём пути всё – ограждение дороги, знаки и т.д. Полицай резко выдыхает «Scheise!!», мельком отмечает про себя, что фура имеет польские номера, и едва успевает крикнуть даме, чтобы та срочно покидала своё транспортное средство, но тут же замечает, что дамы в Ауди нет – она уже проворно выбралась их салона и, бодро перелезши через ограждение, отбегает от дороги. Сам же полицай едва успевает убраться с проезжей части, как фура сносит припаркованную ТТ, растирая её по ограждению, лишь едва зацепив патрульный автомобиль, и почти сразу опрокидывается на бок, скользя по дороге. Пропахав по асфальту ещё метров 20 на боку, наконец-то фура останавливается. Но ещё до того, как фура замерла, полицай уже успел вернуться к своему Мерседесу, практически не пострадавшему, связаться по рации с диспетчерской, доложить обстановку и вызвать спасателей.
Через 10 минут, точно по нормативу, место вокруг аварии запестрело канареечными каретами скорой помощи, бело-зелеными полицайскими машинами, красными пожарными автомобилями и жёлтыми фургонами ADAC, а через полчаса подоспели тяжелые тягачи спасателей, с лебёдками и мощными подъёмниками. Еще минут через сорок движение на автобане было полностью восстановлено, разбитые или повреждённые автомобили убраны, даже осколки стекла смыты с покрытия.
Проведённое на месте полицейское расследование выяснило, что виновником аварии стал водитель фуры. Он, мало того, что несколько превысил скорость, разрешённую для автопоездов на этом участке автобана, разогнав свой Актрос до 150 км/ч вместо положенных 120, но и не заметил того, что маршрутный компьютер Мерседеса сообщал о серьёзном снижении давления в двух из четырех задних шин тягача. Записи об этой неполадке имелись в банке памяти Актроса. В результате этой неисправности, резонно полагало следствие, задние шины, и так изношенные до предела, не выдержали (полуприцеп был, кроме всего прочего, перегружен) и взорвались, отчего автопоезд потерял управление, его занесло и опрокинуло на дорогу. Водитель и его напарник были опытными шоферами, не первый год управляющими грузовиками на перевозках через Германию и другие страны EU, однако они не смогли справиться с ситуацией из-за усталости. Вследствие задержек под погрузкой им, чтобы не выбиться из графика, пришлось вести грузовик без отдыха более 16 часов попеременно. С другой стороны, большой опыт водителей заставил их обоих использовать ремни безопасности, да и подушки на грузовике сработали штатно, что позволило водителю Актроса и его сменщику избежать сколько-нибудь серьёзных травм, не считая мелких порезов и ушибов, а также сильнейшего испуга. В целом в происшествии не пострадал ни один человек: среди водителей и пассажиров не оказалось ни одного, забывшего про ремни, скоростной режим и электронные системы безопасности автомобилей, да и подушки безопасности сделали своё дело. Все неприятности ограничились лишь ушибами и стрессами. Оказались повреждены пять легковых машин, из них одна (Ауди ТТ) восстановлению не подлежит, а также разбит грузовик – виновник аварии.
В местной печати и электронных СМИ случай нашёл отражение лишь походя, в информациях сообщалось о самом происшествии и его последствиях. Чёткая работа ответственных служб ввиду отсутствия необходимости в этом не комментировалась.